Тайны гренландии.

September 1, 2019 posted by

Тайны Гренландии.

К 1000 г. н. э. остров был по существу безлюден, но на пути к нему уже были две новые волны мигрантов. Одни из них, норманны, плыли по бурной Атлантике на исландских ладьях, другие, эскимосы – морские охотники, спускались с северо-запада на юг вдоль побережья на своих узких умиаках.

Норманнов вел Эрик Рыжий, норвежец, замешанный в нескольких убийствах, лишенный за это права жить на родине и поселившийся в северо-западной Исландии. Эрик Рыжий отличался тяжелым, вспыльчивым характером. В дикой драке им были убиты сосед и его два сына. После этого преступления Эрик должен был бежать с острова.

Ранее он слышал о земле, лежащей к западу от Исландии. Он приплыл туда и три года там прожил, досконально исследовав юг острова, окрещенного им Гренландией, а затем вернулся в Исландию. Узнав от Эрика о зеленом острове, 700 переселенцев в 986 г. покинули Исландию на 25 тяжело груженных запасами зерна и скотом ладьях. К новой родине добралось только 14 судов. Остальные либо повернули назад, либо разбились о скалы у мыса Фарвель…

По праву первооткрывателя Эрик выбрал для своей усадьбы лучшее место на берегу глубокого, тихого фьорда, названного его именем. Другие исландцы селились неподалеку; постепенно вырос крупный, сильно разбросанный поселок, его назвали “Естербюгд” (Восточное селение). В 400 километрах к северу от него был основан второй город “Вестербюгд” (Западное селение). Так на девственно-зеленой земле юга Гренландии началась жизнь, длившаяся пять с половиной веков.

Эскимосы появились в окрестностях гренландских поселений лишь на закате их истории. В момент норманнского переселения эскимосские стойбища находились далеко, многие тысячи километров к северу (племена, чье переселение из Северной Америки совпало по времени с норманнским) и к востоку (последние представители вымиравшей древней культуры Дорсет). Известия об эскимосах впервые появляются в гренландских анналах в XIII веке поселенцы Вестербюгда встретили их в одном из многодневных охотничьих походов далеко на севере в районе бухты Диско.

Нам неизвестно, какого рода отношения сложились между норманнами и эскимосами, когда последние в начале XIV века спустились к югу, так как именно в этот период поездки европейцев в Гренландию, а значит, и письменные источники, повествующие о гренландцах, становятся крайне редкими.

В 1341 году потомки Эрика Рыжего послали в Вестербюгд, откуда долго не было вестей, Ивара Бродсона с вооруженными людьми у естербюгдцев возникло подозрение, что поселение подверглось нападению “скреллингов” (то есть “карликов” так называли на юге острова невысоких эскимосов-северян). Когда Бродсон добрался до Вестербюгда, то глазам его открылась странная картина: по улицам бродил одичалый скот, город был пуст, в нем “не было ни христиан, ни язычников”.

Ивар не мог разгадать тайну брошенного поселения, как не смогли этого сделать и современные археологи. Вот все, что они смогли узнать: люди покинули поселение в большой спешке, причем их нагнали не голод и не холод (обнаружены большие запасы пищи и топлива), но нечто совсем иное. Несколько домов было сожжено, но в отлично сохранившихся захоронениях и среди руин не было найдено ни одного скелета со следами насильственной смерти.

Существуют две гипотезы, объясняющие уход жителей поселения. Их могли увести силой эскимосы или поселенцы сами перебрались в открытый еще сыном Эрика Лейфом Счастливым Винланд (Ньюфаундленд) или Маркланд (Лабрадор). Но гипотезы эти не опираются на веские доказательства. В раскопках эскимосских погребений не обнаружены скелеты норманнского или смешанного типов. Не найдены поселения гренландцев и на указанных островах. Против версии о переселении говорит и тот факт, что вестербюгдцам было проще перебраться в цветущий Естербюгд, но они не только не сделали этого, но и не сообщили о планах переселения ни друзьям, ни что еще более странно для католиков церковным властям, своему епископу. Итак, если они и переселились, то поистине это было бегство от людей и бога!

Еще через век пришел черед падению Естербюгда. Крупнейший город острова был с 1411 года изолирован от Европы. Причин этому было много – и “черная смерть” в Европе (эпидемия чумы), и угасание датского мореплавания под давлением могущественной Ганзы, и экспорт русского меха и африканской слоновой кости, сделавших для европейцев риск опасных “гренландских плаваний” за шкурами песца и бивнями моржей неоправданным.

Тем не менее поселение, о котором забыли в Европе, боролся за право на жизнь еще более века. Борьба эта, очевидно, несколько облегчалась случайными посещениями европейских кораблей. О том, что такие заходы были, свидетельствуют прекрасно сохранившиеся в вечной мерзлоте одеяния из гренландских захоронений XV века. Среди капюшонов с длинными косицами, остроносых туфель, сильно расклешенных платьев найдены некоторые, вошедшие в моду лишь во второй половине XV столетия.

О том, как жило поселение в последний в его истории период, известно немного. В папской булле 1448 года говорится об упадке гренландской церкви после того, как “30 лет тому назад язычники разорили многие храмы и забрали в плен прихожан”.

Некоторую информацию дают и эскимосские сказания. В них говорится, что пираты на трех судах напали на “норвежцев”. И хотя горожане отогнали разбойников и даже захватили у них один корабль, через год они вернулись “целым флотом”, убили многих и захватили часть скота. Нападение повторилось и на третий год, но эскимосы спасли женщин и детей, забрав их из поселения с собой. К осени северяне вернулись, но застали поселение сожженным и пустым, после чего женщины с детьми остались жить с ними. Многое в этом сказании правдоподобно, но многое противоречит истине: так, например, в раскопках Естербюгда не обнаружено следов пожара и военных разрушений.

Другие эскимосские сказания глухо повествуют о какой-то битве при Какертоке, где были истреблены якобы последние норманны. Во всяком случае, когда корабли датской эскадры бросили в 1474 г. якоря у берегов острова, моряков встретили только эскимосы. Полуразрушенные дома и церкви были пусты.

Слабое место обоих взаимоисключающих преданий все то же отсутствие в раскопках скелетов со следами насильственной смерти. Недавно возникла третья версия о добровольном переселении последних потомков норманнов. Она основана на поразительном факте в раскопках гренландских церквей не найдено храмового инвентаря. Подобные предметы встречаются в руинах домов, но церкви пусты, будто их вымели. Можно предположить, что ценности похитили пираты но куда делись громоздкие купели и распятия, не представлявшие для разбойников никакого интереса? В раскопках эскимосских стоянок найдена масса нужных в хозяйстве вещей городского происхождения и ни одной церковной! Логично предположить, что храмовую утварь забрали с собой те, кому она была наиболее дорога а именно, навсегда покидающие город прихожане.

Никак не объясняет эту загадку еще одна гипотеза, связанная с ухудшением климата, действительно имевшим место в XV-XVI веках. Если учесть жесткую необходимость для гренландцев содержать крупное стадо скота, то станет ясно, что даже незначительное ухудшение пастбищ могло привести к необратимым последствиям. Заимствовать же культуру морских охотников-эскимосов они не могли из-за слабых контактов со “скреллингами”: доказательством тому лишь несколько слов, заимствованных эскимосами у норманнов, а это поразительно мало в условиях многовекового соседства. В пользу версии вымирания южан-скотоводов из-за ухудшения пищекормовой базы и прихода на освободившееся место северян-охотников говорят и материалы раскопок погребений начала XV века.

Датский археолог П. Нерлунд извлек в 1921 г. из норманнских захоронений прекрасно сохранившиеся в вечной мерзлоте 30 платьев и рубах, 17 капюшонов с длиннейшими косицами, 5 круглых шляп, чулки, остроносые туфли и т.д. Их покрой доказывал, что скандинавская мода шла в ногу с элегантным миром Венеции и Бургундии! Найденные могилы гренландцев, похороненных точно в такой же одежде, какую носили в Европе в XIV столетии, а также несколько более поздних образцов, типичных для второй половины XV столетия. Большинство одежд, отмечает Нерлунд, можно без колебаний отнести ко второй половине XIV столетия и к периоду начала XV века. Предметы, относящиеся ко второй половине XV столетия, далеко не столь многочисленны. Их носили во времена Людовика XI и Карла Смелого.

Но было бы неразумно строить на одном этом факте теорию регулярных визитов и постоянной торговли между Гренландией и внешним миром. Один-единственный корабль, вольно или невольно заплывший в гренландские воды, вполне мог быть ответственным за данный факт. Но, утверждая такое, мы, скорее всего, впадаем в другую крайность, и истина, вероятно, лежит где-то посередине.

Найденные в раскопах скелеты людей свидетельствовали о гренадерском росте норманнов мужчины высотой 185 см не были редкостью, женщины были более миниатюрны, в среднем 156 см. Но более поздние находки говорят о начавшемся вырождении гренландцев, причем некоторые из них являли собою ужасную картину недоедания, уродства, болезней и ранней смерти. Эти потомки некогда высоких, сильных, полных энергии норманнов были все невысокого роста, тщедушными и болезненными людьми, с маленькими черепами. А у двух наиболее нарядно одетых женщин был искривлен позвоночник и заужены тазовые кости. Вряд ли им было по силам принести в этот кошмарный мир, в котором они влачили свое собственное жалкое существование, здоровое и жизнеспособное дитя. В своих нелепо-модных одеждах, послуживших им также и саваном, они казались патетическим символом угасающей культуры и обреченной расы.

И все же вопрос о том, следует ли принимать ту мрачную интерпретацию, что была изложена выше, остается открытым. Число найденных скелетов невелико, да и сохранились они достаточно плохо. Считавшиеся маленькими черепные коробки на самом деле весьма сопоставимы с черепами обитателей Сона и Йерена, откуда произошла большая часть колонистов. Точно так же нельзя назвать бесспорными выводы относительно малого роста и тщедушности жителей Гренландии. И наконец, что касается тазовых костей, легших в основу столь пессимистического прогноза относительно будущего гренландских колонистов, то они слишком фрагментарны для подобных далеко идущих выводов. Возможно, мы так никогда и не узнаем, каким образом и почему прекратил свое существование Естербюгд. Скорее всего, это произошло около 1500 года.

Видимо, колония со временем ослабевала все больше и больше, пока наконец жизнь в ней совсем не угасла, мы можем вообразить, как Естербюгд постепенно сокращался в размерах под натиском эскимосов. Семьи, жившие прежде на окраинах поселения, одна за другой переселялись ближе к центру, а некоторые из них (отнюдь не самые малодушные), воспользовавшись удобным случаем, уплывали в Исландию и Норвегию. Другие были насильно изгнаны мародерами из Европы. И вполне резонно предположить, что эта тягостная изоляция, вкупе с другими проблемами, привела к душевному и духовному оцепенению, которое, в свою очередь, значительно подорвало их волю к жизни. Поэтому и поныне гипотеза о том, что гренландская колония постепенно вымерла в полной изоляции от внешнего безразличного к ней мира, является основной в научных кругах.

В 1540 году один немецкий парусник был заброшен непогодой к Южной Гренландии. Шкиперу удалось ввести судно в спокойные воды длинного фьорда, закрытого от ветра скалами. На борту парусника был некий Йон прозвищем Гренландец, ранее бывавший в Естербюгде, Йон был прозван Гренландцем, поскольку его корабль относило к берегам этой страны по меньшей мере три раза. Матросы отправились в шлюпках на берег, где виднелись дома и сараи для сушки рыбы. Причалив к пристани, моряки вышли на берег и здесь же у причала обнаружили человека, одетого в меховую куртку и суконные брюки, лежавшего ничком. Перевернув островитянина на спину, матросы увидели, что он мертв. Рядом с ним лежали, европейского покроя шляпа и нож, сильно истончившийся от долгого употребления. Моряки взяли нож с собой, а вернувшись домой, рассказали о странном поселке на краю света, чей единственный житель был мертв.

По материалам:
Возгрин В.Е. Норманны в Гренландии.
Возгрин В.Е. Гренландия и гренландцы.
Гвин Джонс. Норманны.Покорители Северной Атлантики.

3 Comments

3 Replies to “Тайны гренландии.”

  1. Ариана Милова says:

    Чукчи

  2. Олег Кочерёжкин says:

    Интересный рассказ. Сразу вспомнился комикс “Кошмар северного человека”. И музыка Энио Морриконе…

  3. Утред Беббанбургский says:

    Гренландия родина Белых Ходоков?

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *